2 Философские концепции права

Все эти законы основаны на человеческом разуме, который призван управлять жизнью всех народов, поэтому политические и гражданские законы суть следствия общих законов. Но для каждого конкретного народа они имеют свою специфику, которая соответствует свойствам данного народа, поэтому "в чрезвычайно редких случаях законы одного народа могут оказаться пригодными и для другого народа". Кроме того, политические законы должны соответствовать принципам установленного или вводимого в стране правления и устройства правительства, а гражданские законы предназначены для поддержания правительства и регулирования отношений между людьми.

Монтескье подходит к обоснованию природы и порядка вещей, на которые опирается положительное право, с систематической точки зрения, что является его большой заслугой. Он утверждает, что законы "должны соответствовать физическим свойствам страны, ее климату - холодному, жаркому или умеренному, качествам почвы, ее положению, размерам, образу жизни ее народов - земледельцев, охотников или пастухов, степени свободы, допускаемой устройством государства, религии населения, его склонностям, богатству, численности, торговле, нравам и обычаям; наконец, они связаны между собой и обусловлены обстоятельствами своего возникновения, целями законодателя, порядком вещей, на котором они утверждаются. Их нужно рассмотреть со всех этих точек зрения".

Монтескье различает три образа правления: республиканский, монархический и деспотический. "Республиканское правление - это то, при котором верховная власть находится в руках или всего народа, или части его; монархическое - при котором управляет один человек, но посредством установленных неизменных законов; между тем как в деспотическом все вне всяких законов и правил движется волей и произволом одного лица".

Для республики характерна добродетель (любовь к отечеству, самопожертвование, стремление к славе). Для монархии добродетель не нужна, так как ее заменяют законы и понятия личной и сословной чести, их соединение способно вызвать эффект, превосходящий добродетельные поступки. Деспотизм не нуждается ни в чести, ни в добродетели, потому что его питательной почвой является страх. В государствах с деспотическим образом правления полностью отсутствует политическая свобода, естественное право сохраняется в минимальном виде, потому что в них правление и власть осуществляются без всяких положительных законов. Свобода возможна лишь в правовом государстве. "Свобода есть право делать все, что дозволено законами. Если бы гражданин мог делать то, что этими законами запрещается, то у него не было бы свободы, так как то же самое могли бы делать и прочие граждане".

Монтескье часто упрекают за преувеличение географического фактора при обосновании индивидуальных и общественных особенностей жизни людей. Но если учесть, что в данном случае речь идет о некоторой увлеченности человека, далеко не ординарного и высоко образованного, то, отбросив некоторые прямолинейности и крайности его рассуждений, трудно не согласиться с основным его выводом: "Многие вещи управляют людьми: климат, религия, законы, принципы правления, примеры прошлого, нравы, обычаи; как результат всего этого образуется общий дух народа".

Несомненной заслугой Монтескье является введение принципа разделения властей: лучшим является такое государственное устройство, в котором законодательная, исполнительная и судебная власти функционируют независимо друг от друга.

В XVIII в. возникли два направления в теории естественного права, которые отличаются друг от друга решением проблемы происхождения зла. Согласно первому, к которому принадлежали Жан Жак Руссо (1712-1778), Жюльен Офре де Ламетри (1709-1751) и др., человек в первобытном состоянии был свободен и независим, жил счастливо, миром правили справедливые законы природы, природа не могла быть и не была причиной возникновения зла. Толчок к разрушению первобытного рая был дан возникновением собственности и разделением людей на богатых и бедных. Появляется совсем иное основание для объединения людей в общество. Если раньше люди объединялись для борьбы с грозными силами природы, то теперь причина была внутренняя, вызванная изменениями в самом обществе. Оба возникающих класса одинаково стремятся к установлению нового типа общества, основанного на солидарности. Аргументация следующая: "Если человек богат, то он нуждается в услугах других, а если беден, то ему требуется помощь других". Именно собственность, разделение на классы ведут к образованию гражданского общества, в котором и существует несправедливость, зло. Гражданское общество погубило человека. Религия, общество и государство исказили первобытную чистоту естественного закона, который представляет собой, по определению Ж.О. Ламетри "чувство, научающее нас тому, чего мы не должны делать, если мы хотим, чтобы нам не делали того же".

Второе направление имеет противоположную установку. Так, в частности, Франсуа-Мари Вольтер (1694-1778) утверждал, что стремление к свободе является естественным инстинктом человека, с необходимостью влекущим его к созданию общества, в котором он способен выжить и существовать. Общество призвано способствовать совершенствованию человека. Клод-Анри Гельвеции (1715-1771) вводит в теорию естественного права очень важное понятие общественного интереса, которое в дальнейшем станет признаком и принципом создания всякого положительного права. Общий интерес становится критерием оценки действий людей. Первобытное состояние хаоса, где было непонятно, что есть добро, а что - зло, потому что люди преследовали только личные цели, сменяется новым состоянием общества, в котором возникает общий интерес, с точки зрения которого "различные поступки людей получают название "добродетельных-, порочных или дозволенных в зависимости оттого, полезны, вредны или же безразличны они для общества". Интерес выступает "мерой человеческих поступков", отношение частного и общественного интересов есть правовое отношение, имеющее количественное измерение. По мнению Гельвеция, первобытное состояние дикости народных представлений можно изменить законодательным путем: "Реформу нравов следует начинать с реформы законов". Недобродетельные поступки являются следствием несовершенного устройства законодательства. Отношение между моралью и правом фиксируется Гельвецием в четкой формулировке: "Этика есть пустая наука, если она не сливается с политикой и законодательством".



   

Яндекс.Метрика