Главная Коммунитаризм Вторая либеральная адаптация коммунитаризма: либеральный национализм

Вторая либеральная адаптация коммунитаризма: либеральный национализм

Подъём национализма, однако, повысил оценку «народа». Нации определяются через понятие «народ» (то есть массы населения на территории, независимо от классовой принадлежности или рода занятий), которая становится «носителем суверенитета, главным предметом лояльности и основанием коллективной солидарности. Национальная идентичность остаётся сильной в эпоху современности отчасти потому, что её акцент на важность «народа» создаёт источник достоинства для всех индивидов независимо от их класса.

Использование родного языка в современной политической жизни есть проявление этого сдвига в сторону национальной идентичности. Использование языка народа есть подтверждение того, что политическое сообщество действительно принадлежит народу, а не элите. И в то время как национальные сообщества по-прежнему демонстрируют огромное экономическое неравенство, различные социально-экономические классы более не рассматриваются как отдельные расы или культуры. Считается уместным и правильным, что детям из низших классов предоставлен доступ к высокой культуре, литературе и искусствам (которые сами стали использовать родной язык), а дети высших классов знакомятся с историей и народной культурой масс. Это означает, что все люди в пределах данной территории принадлежат общей национальной культуре, публично говорят на одном и том же национальном языке и участвуют в деятельности общих образовательных и политических организаций.

Короче говоря, национализм создал идею единого национального сообщества, охватывающего все классы на данной территории. И в пределах западных демократий этот идеал стал постепенно приближаться к реальности — когда и обретение более широких избирательных прав, и массовая грамотность позволили почти всем гражданам участвовать, пусть и в неравной степени, в деятельности общих национальных культурных и политических институтов, использующих родной язык.

Таким образом, границы государств не просто очерчивают юрисдикции, но также и определяют «народ», или «нацию»,формирующую общее политическое сообщество и обладающую одним национальным языком, культурой и идентичностью. Конечно, границы государств редко точно совпадают с национальной идентичностью людей. В большинстве государств есть люди, не чувствующие себя частью доминирующего национального сообщества либо потому, что большинство их воспринимает как «чужих» и поэтому препятствует их интеграции (например, нелегальные иммигранты или турецкие гастарбайтеры в Германии), либо потому, что они имеют свою национальную идентичность и дорожат ею, так что не желают интегрироваться (например, квебекцы в Канаде).

Однако, как общее правило, либеральные демократии стремятся создать общую национальную идентичность среди людей, постоянно проживающих на их территории. Более того, они были удивительно успешны в осуществлении этого проекта «нациестроительства». Кто мог
знать, что французский язык, который мало применялся на большей части Франции во время Революции, станет отличительной чертой национальной идентичности граждан всей Франции? Кто мог знать, что иммигранты со всего мира, прибывающие на берега Америки, не зная английского языка или американских институтов, так быстро примут американскую национальную идентичность и признают принцип, что их шансы в жизни будут связаны с их участием в деятельности общих национальных институтов, использующих английский язык? Заметный успех этих усилий по нациестроительству отражается в широко распространённом употреблении термина «национальное государство» по отношению к современным государствам, как если бы для государств действительно было неизбежным или по крайней мере естественным широкое распространение общего национального языка и идентичности среди всех граждан.



   

Яндекс.Метрика