Главная Коммунитаризм Социальный тезис

Социальный тезис

Но в некотором смысле верно противоположное: либералы верят, что люди естественным образом формируют (и вступают в) общественные отношения и форумы, в которых приходят к пониманию блага и стремятся к его достижению. Государство не нужно для обеспечения этого коммуникационного контекста, и есть большая вероятность того, что оно исказит нормальный процесс коллективного обсуждения и культурного развития. Это коммунитаристы, по-видимому, думают, что индивиды будут пассивно погружаться в изоляцию и аномию без государства, активно собирающего их вместе для оценки и достижения блага.

в. Солидарность и политическая легитимность

Социальный тезис ставит и иной вопрос. Индивидуальный выбор требует обеспеченного культурного контекста, а культурный контекст, в свою очередь, требует надёжного политического контекста. Какой бы ни была должная роль государства по защите культурного рынка, оно может выполнить эту функцию, только если общественные институты стабильны, а это, в свою очередь, требует, чтобы они были легитимными в глазах граждан. Тейлор полагает, что политические институты, управляемые принципом нейтральности, будут неспособны сохранять легитимность и поэтому нс смогут поддерживать социальный контекст, необходимый для самоопределения.

Согласно Тейлору, нейтральное государство подрывает разделяемое всеми чувство общего блага, необходимое для того, чтобы граждане согласились на жертвы, которые требует от них «государство благосостояния». Граждане будут отождествляться с государством и принимать его требования как легитимные только тогда, когда есть «общая форма жизни», которая «рассматривается как наиважнейшее благо, так что её продолжение и процветание важно для граждан само по себе, а не как средство для достижения некоторых их индивидуальных благ или общей суммы индивидуальных благ». Но это чувство общего блага подорвано отчасти потому, что ныне мы имеем политическую культуру нейтральности государства, в которой люди свободны выбирать свои цели независимо от этой «общей формы жизни» и налагать вето на стремление к общему благу, если это нарушает их права. Тогда как коммунитарисское государство будет укреплять отождествление с общей формой жизни.

Модель нрав очень хорошо сочетается с более атомистическим сознанием, когда я мыслю своё достоинство как достоинство носителя прав. Действительно — и здесь проявляется напряжённость между этими двумя Я. — я не мог бы так категорично пренебречь решением коллектива во имя индивидуальных прав, если бы я уже не отошёл на некоторую дистанцию от сообщества, принимающего такие решения. Это «дистанцирование» от разделяемых всеми форм жизни сообщества означает, что у нас постепенно исчезает желание взваливать себе на плечи тяготы либеральной справедливости. В результате либеральные демократии переживают «кризис легитимации»: от граждан требуют жертвовать все большим и большим во имя справедливости, но они имеют всё меньше и меньше общего с теми, для кого они идут на жертвы. Отсутствует общая форма жизни, которая лежала бы в основании требований нейтрального государства.

Ролз и Дворкин,со своей стороны, верят, что граждане примут тяготы справедливости даже в своих отношениях с людьми, имеющими очень отличающиеся концепции блага. Человек должен быть свободен выбирать любую концепцию достойной жизни, которая не нарушает принципов справедливости, независимо от того, насколько она отличается от других образов жизни в сообществе. Такие конфликтующие между собой концепции могут быть терпимы, потому что публичного признания принципов справедливости достаточно для обеспечения стабильности даже перед лицом таких конфликтов. Как пишет Ролз, «хотя хорошо упорядоченное общество не едино и плюралистично... общественное согласие по вопросам политической и социальной справедливости поддерживает узы гражданской дружбы и обеспечивает связи ассоциации». Люди с различными концепциями блага будут уважать права друг друга не потому, что это способствует общему образу жизни, но потому, что граждане признают право каждого индивида на равное принятие их во внимание. Поэтому основой легитимности государства является общее чувство справедливости, а не общее понимание блага. Либералы стремятся поддерживать справедливое общество через публичное принятие принципов справедливости, не требуя и даже предотвращая публичное принятие некоторых принципов достойной жизни.



   

Яндекс.Метрика