Главная Коммунитаризм Первая либеральная адаптация коммупитаризма: политический либерализм

Первая либеральная адаптация коммупитаризма: политический либерализм

Но то. что изменено Ролзом, — это его аргументация в пользу этих двух принципов, особенно принципа свободы. Точнее, теперь он надеется показать, что имеется несколько различных аргументов в защиту основных свобод,одни из которых (ар|ументов) апеллируют к ценности автономии, а другие нет. Эти различные аргументы будут привлекательны для различных групп в обществе, и конечным итогом будет перекрывающийся консенсус», в рамках которого мы все согласимся с необходимостью поддержания основных свобод, но в силу разных причин. Ролз иллюстрирует идею «перекрывающегося консенсуса» на проблеме свободы совести. Он проводит разграничение между двумя важными аргументами в пользу свободы совести. В рамках первого аргумента религиозные убеждения рассматриваются как подлежащие пересмотру в согласии с мыслящим разумом», и нам нужна свобода совести потому, что «нет гарантии, что все стороны.нашего нынешнего образа жизни являются для нас наиболее рациональными и не будут нуждаться по меньшей мере в незначительном, если не в существенном, пересмотре». Это знакомый либеральный аргумент в пользу основных свобод, коренящийся в идее о рациональной пересматриваемоети целей, который говорит о том. что религиозная свобода нужна нам для рациональной оценки и потенциальной ревизии нашего понимания веры. Согласно второму аргументу религиозные убеждения «рассматриваются как данные и прочно укоренившиеся», и нам нужна свобода совести потому, что общество содержит «множество таких концепций, которые не считались предметом какой-либо сделки».

Второй аргумент принимает коммунитаристское представление о личности, но провозглашает, что. поскольку все мы укоренены во множестве различных и соперничающих религиозных групп, мы нуждаемся в принятии принципа религиозной свободы в форме свободы совести.

Ролз полагает, что оба аргумента «подкрепляют один и тот же вывод», т.е. признание множества концепций блага внутри общества, каждая из которых рассматривается как фиксированная и не подлежащая рациональному пересмотру, имеет те же следствия для индивидуальной свободы, как и утверждение о способности пересматривать каждую индивидуальную концепцию блага. Поэтому коммунитаристы и либералы могут добиться перекрывающегося консенсуса по вопросу о свободе совести. Он думает, что этот подход затем может быть обобщён и для других основных свобод, включая свободы собраний, слова, сексуальности и т.д.

Важно отметить, что для Ролла этот перекрывающийся консенсус должен быть принципиальным соглашением, а не просто стратегическим компромиссом. Перекрывающийся консенсус не есть «modus vivendi», который принимают обе стороны потому, что не имеют достаточно сил, чтобы навязать другим то, чего они на самом деле желают или во что верят. Скорее обе стороны принимают получающиеся в результате принципы (например, свободу совести) как морально легитимные, хотя и в силу разных оснований, связанных с их различными концепциями Я. Поскольку обе стороны рассматривают это соглашение в качестве легитимного, оно стабильно и не зависит от сохранения того или иного баланса сил между группами. Если одна из групп становится более могущественной, она не будет стремиться нарушить соглашение. Такова, вкратце, стратегия Ролза. Я не думаю, что она работает. Верно то, что оба аргумента в пользу религиозной свободы, выявленные Ролзом, поддерживают один и тот же вывод относительно некоторых вопросов. В частности, и либеральные, и коммунитарные аргументы поддерживают вывод о том, что доминирующая религиозная группа не должна быть в состоянии навязать свою веру религиозным меньшинствам.



   

Яндекс.Метрика