Главная Коммунитаризм Первая либеральная адаптация коммупитаризма: политический либерализм

Первая либеральная адаптация коммупитаризма: политический либерализм

Например, как подчёркивает сам Ролз, очень важно, чтобы либеральное государство информировало каждого о его основных свободах, включая право пересматривать свои цели. Люди должны знать, что отсупничество,ересь и обращение в свою веру не являются преступлениями. Люди должны также знать, как они могут реализовать свои права, если кто-то пытается помешать им это сделать, т.е. они должны знать, как прибегать к помощи полиции и суда. Само по себе это большой удар по тем традиционалистским меньшинствам, которые хотели бы сделать саму идею отступничества или ереси «немыслимой».

Ещё важнее, что либеральное государство также предпринимает действия по обеспечению того, чтобы индивиды действительно были лично способны реализовывать эти права. Например, либеральное государство желает, чтобы дети обучались когнитивным навыкам и развивали воображение, необходимые для оценки различных образов жизни, для выживания за пределами их первоначального сообщества. Это является одной из главных целей образования в либеральном обществе. Более того, либеральное государство также хочет обеспечить, чтобы ценой за реализацию права на пересмотр не стал запрет. Например, оно захочет гарантировать, чтобы коммунитаристские религиозные группы не ставили столько препятствий на пути выхода из них, чтобы люди де-факто оставались в плену у своей группы.

Рассмотрим канадское судебное дело «Хофер против Хофера», которые касалось власти церкви гугтеритов над её членами. Гугтериты живут «больших сельскохозяйственных сообществах, называемых колониями, в которых нет частной собственности. Два члена одной из гуттеритских колоний, прожившие в ней всю жизнь, были исключены за отступничество. Они потребовали свою долю активов колонии, которые они помогли создать своим многолетним трудом. Когда колония отказалась, они подали на неё в суд. Они возражали против того, что у них не было никакого права когда-либо в жизни покинуть колонию, не оставив всё, даже одежду».

Гуттериты защищали эту практику на тех основаниях, что свобода религии защищает способность конгрегации жить в соответствии с её религиозной доктриной, даже если это ограничивает личную свободу. Но. как отметил Пиджин, член Верховного Суда Канады, обычное либеральное понимание свободы религии «включает право каждого индивида сменить религию по своей воле». Поэтому церкви «не могут принимать правила, по своим последствиям равнозначные лишению своих членов этой фундаментальной свободы». Надлежащие пределы религиозной власти, указал он, тем самым «ограничены тем, что совместимо со свободой религии, правильным образом понимаемой, т.е. свободой для индивида не только принять религию, но и отказаться от неё по своей воле». Судья Пиджин полагал, что было «почти совершенно невозможно» для членов гуттеритской колонии отвергнуть её религиозное учение из-за высоких издержек изменения своей религии, так что они на практике были лишены свободы религии. С его точки зрения, гугтериты должны были обеспечивать некоторую компенсацию для отступников за их годы труда, с тем чтобы выход из группы открывал им осмысленные возможности.



   

Яндекс.Метрика