Главная Либертарианство Либертарианство как свобода

Либертарианство как свобода

Флю,таким образом, отождествляет государство благосостояния со свободой и капитализм с отсутствием ограничений свободы. Это отождествление капитализма с неограниченной свободой разделяют даже некоторые защитники государства благосостояния, которые соглашаются, что меры по перераспределению являются компромиссом между свободой и равенством, и признают, что любой из тех, кто верит только в свободу, должен одобрить капитализм.

Но верно ли то, что свободный рынок даёт больше свободы, чем государство благосостояния? Чтобы оценить это утверждение, нам нужно сначала дать определение свободы. Флю, по-видимому, исходит из неморалистического нейтрального определения свободы. Уничтожая перераспределение, осуществляемое государством благосостояния, свободный рынок ликвидирует некоторые'юридические ограничения на распоряжение своими ресурсами и поэтому создаёт некоторые нейтральные свободы. Например, если правительство финансирует социальную программу с помощью налога в 80% на наследство и на увеличение капитала. то оно препятствует людям передавать свою собственность другим.

Флю не говорит нам. сколько нейтральной свободы было бы получено в результате отмены этого налога, но это явно позволило бы кому-то действовать так, как он до этого не мог бы. Это расширение нейтральной свободы есть наиболее очевидный смысл, в каком капитализм увеличивает свободу, но многие из этих нейтральных свобод также будут ценными целевыми свободами, ибо есть важные причины, по которым люди могут передавать свою собственность другим. Итак, капитализм действительно обеспечивает некоторые нейтральные и целевые свободы, недостижимые в рамках государства благосостояния.

Однако следует быть более точным в отношении этой увеличившейся свободы. Любое утверждение о свободе должно иметь форму триады — оно должно быть типа «X свободен от У, чтобы делать 2», где X означает действующее лицо, У конкретизирует условия, которые мешают, и 1 описывает действие. Любое утверждение о свободе должно иметь эти три элемента; оно должно уточнять, кто свободен? от какого препятствия? делать что?. Флю сказал нам. каковы два последние элемента — его утверждение касается свободы распоряжаться собственностью без юридических ограничений. Но он не сказал нам о первом,т.е. о том, кто обладает этой свободой? Как только мы задаём этот вопрос, провозглашаемое Флю отождествление капитализма со свободой становится проблематичным. Ибо именно обладатели ресурса делаются свободными распоряжаться им, в то время как не обладающие ресурсом лишены этой свободы. Предположим, что большое поместье, которое вы унаследовали бы (в отсутствие налога на наследство), теперь (как результат введения этого налога) становится общественным парком или же там осуществляется проект по строительству жилья для малообеспеченных. Налог на наследство не уничтожает свободу использования собственности, он скорее перераспределяет эту свободу. Если вы наследуете поместье, вы свободны распоряжаться им как считаете нужным, но если я устраиваю в вашем дворе пикник или разбиваю сад без вашего разрешения, то я нарушаю закон, и государство вмешается и применит принуждение, чтобы лишить меня свободы продолжать в том же духе. Но в то же время моя свобода использовать и наслаждаться собственностью увеличивается, когда государство благосостояния облагает налогом ваше наследство, чтобы дать мне доступное жильё или общественный парк. Так свободный рынок юридически ограничивает мою свободу, тогда как государство благосостояния её увеличивает.



   

Яндекс.Метрика